Меню
EYES MEDIA
Бесплатные статьи о знаковых именах и кейсах творческих индустрий, которые помогут вам по-другому взглянуть
на маркетинг, развить креативное мышление и сразу же внедрить новые практики в собственную работу.

АРХИТЕКТУРА ФЛАГМАНСКИХ ДОМОВ МОДЫ
Этичность в маркетинге брендов Kim Kardashian
piero Fornasetti
ОБСУДИМ ВАШ ЗАПРОС?
МЫ ГОТОВЫ ОТВЕТИТЬ НА ЛЮБЫЕ ВАШИ ВОПРОСЫ И СТАТЬ ПРОВОДНИКАМИ В МИР СОВРЕМЕННОГО МАРКЕТИНГА.

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К

СЛЕДУЮЩИЙ ШАГ — ВАШ.

2500+
единомышленникам, стремящимся
к непрерывному развитию
и профессиональной реализации.
Рассылка включает статьи о маркетинге, inspiration-сеты и новости об обновлениях платформы.

До 10 писем в месяц. Никакого спама.
РАССЫЛКА
Сразу после подписки мы пришлём WORKBOOK с письменными практиками.
КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТЬ

ДОГОВОР ОФЕРТЫ
INSTAGRAM

TELEGRAM
О НАС

КУРСЫ

МЕДИА
MIND-дневник

что-то еще
Единственный аккаунт, за которым следит EYES PLATFORM через Instagram — Kim Kardashian. В этом материале разбираем бренды Kim, подглядываем за Kate Moss в SKIMS и ищем сходства между упаковкой для косметики и абстрактной живописью.
Иллюзия, лабиринты, фрактальные изображения, животные и растения, как изстаринных гримуаров, — так выглядит мир итальянского дизайнера Piero Fornasetti. За свою жизнь он создал огромное количество эскизов, умело сочетая декоративные орнаменты с лаконичностью форм. Предлагаем вам отправиться в путешествие по его творческой биографии.
Здания флагманских домов моды способны многое рассказать о своих хозяевах — брендах. Они отражают смысловое ядро, вокруг которого строится компания,
и приглашают зайти не просто
в магазин, но в особую вселенную.
Во второй части материала об архитектуре таких построек продолжаем нашу прогулку
по модным столицам мира
и заглядываем в офисы Gucci, Armani
и Jacquemus.
ПЕРЕЙТИ
НАПИСАТЬ НАМ
ПОДПИСАТЬСЯ
Allan Kaprow. Передай ведро другому
Allan Kaprow «Girls lick jam from a car», 1964.

Хеппениг — это направление современного искусства, больше всего напоминающее театральное действие. Художник придумывает основную концептуальную рамку, но не контролирует весь процесс полностью. Дальше хеппенинг зависит от реакции зрителей. Часто это прохожие, которые даже не подозревают, что выйдя утром из дома, они окажутся частью перформанса. Хеппенингом может быть всё, что происходит (или не происходит).

Зовите на вечеринки друзей только с фамилиями, происходящими от профессий, демонстративно громко разговаривайте в транспорте, покрасьте лавочки во дворе ярко-розовой краской, отделяйте от клубники её зернышки — все эти действия будут искусством, если осознавать их таким образом.
Даже неважно, что тайный смысл этих поступков будет известен только вам одному или узкому кругу лиц, главное — художественное высказывание уже совершились.

01.

В 1958 году художник и теоретик искусства Allan Kaprow понял, что его работы требуют нового определения — так появился термин «хеппенинг». Allan Kaprow много размышлял над тем, что 90% простых действий, как чистка зубов, например, он совершает, не задумываясь. А это значит, что в рутине может быть потеряно нечто важное и интересное для восприятия. И это «что-то» нужно научиться открывать.

02.

Иначе можно прожить жизнь впустую, а делать это в 60-е годы — просто преступление. И ещё нельзя больше молчать — теперь это тоже преступление. Жизнь идёт и требует реакции. Человек летит в космос, формируется группа Beatles, сооружается Берлинская стена. Рефлексия прошлого, бунт против системы, революции, революции, революции влекут за собой необходимость нового «языка».

«Sweet Wall», 1970

Чтобы найти новые смыслы в привычном пространстве следует взглянуть на мир иначе (например, встать на голову — и тут это не шутка, а серьёзное предложение). С помощью экспериментов, которые происходят на территории повседневности, художник обнулял знакомые ритуалы и действия. Игра со смыслом, словом, пространством и человеком — творческий метод Аллена. Каждый из них заставляет зрителя пересмотреть свои взгляды. Что такое серьёзные вещи? Что такое глупость? И что такое жизнь? Вот ведра с землёй на протяжении трёх лет передаются из штата в штат, из рук в руки.



03.

А почему работа конгресса США важнее этого обмена? Кто ответит на этот вопрос. В детстве можно было сосредоточиться на чём-то одном и рядом с разноцветными фантиками из-под конфет, тщательно закопанных в разных частях двора, весь мир меркнул. Что ребёнку эти непонятные взрослые с их бесконечным «надо то-то и то-то, а это не надо».

В 60-е авторитет взрослых потерпел крупнейший крах в истории. Ведь это взрослые допустили Вторую мировую войну. Чему они вообще могут научить. И вот в этом протесте как хорошо было снова стать ребёнком и начать изучать себя в разных состояниях. Потом мир по отношению к себе и себя к миру. Делать это с серьёзностью ребёнка, может, тогда мир станет лучше.

Импровизированный диалог:

Allan Kaprow: «Можно я обменяю вашу землю на свою? У меня ведро прекрасной калифорнийской земли»

Господин N: «Эм, что? Ладно, давайте. У вас лопата есть? Мне кажется вот тут удобнее копать»

«Мы были тогда в Берлине с Людвигом Тюрмером, Барбарой Глас и Корил Крейн. У Людвига и Барбары недавно родился ребенок. Как-то мы решили прогуляться, чтобы посмотреть на молодую траву — была весна. Скоро мы набрели на чудесную поляну. Корил и Барбара с ребенком медленно шагали по ней, оставляя на земле отчетливые следы.

04. Хеппенинг «Проходя по миру легкими шагами», 1982

Мы с Людвигом шли за ними точно след в след. Но после каждого шага мы оборачивались назад и расправляли примятые травинки, чтобы устранить следы своего присутствия. И когда мы дош­ли до края поляны и оглянулись назад, это было странное впечатление: все выглядело так, будто нас там никогда и не было».

«Как-то я попросил Брайана Дика совершить сначала са­мый глупый, а затем самый умный поступок, какой только придет ему в голову. Он увешал весь потолок в комнате крупными маринованными огурцами, обмотав их включенным в сеть электрическим проводом.

05. Хеппенинг «Без названия», 1990

И когда он нажал на выключатель, по огурцам прошел разряд тока, из них посыпались голубые искры — огурцы сгорели, наполнив комнату неприятным запахом. Это был самый глупый поступок. Затем он повторил то же самое на следующий день. Но теперь это был уже самый умный поступок».

Allan Kaprow, Tobacco King, 1956, oil, fabric collage and paper collage on panel.
Allan Kaprow, Blue Blue Blue, 1956, collage and oil on canvas.

«Например, все мы знаем о тех чудаках, которые звонят кому-нибудь по телефону, но ничего не говорят, а только дышат в трубку. Мы с пятью моими дру­зьями решили поиграть с этим тяжелым телефонным дыханием. Мы обменялись номерами и в течение трех дней должны были звонить друг другу в любое время суток и тяжело дышать в трубку. Иногда кто-то подолгу не отвечал на звонки, и было непонятно, то ли его нет дома, то ли он просто не хочет брать трубку. Иногда мы попадали на автоответчик и приходилось решать, дышать для записи или вешать трубку.

06. Хеппенинг «Коснуться кого-нибудь», 1991

Кроме того, когда мы находились дома, всегда был некий элемент неопределенности: не зазвонит ли телефон посреди ночи? Вдруг это важный деловой звонок? Или же, подняв трубку, ты снова услышишь тяжелое дыхание? И когда уже наконец кто-нибудь не выдержит и начнет смеяться? Однажды я случайно попал на свекровь своей подруги. Она несколько секунд слушала, как я дышу, а потом закричала на итальянском, что я извращенец или еще хуже, и бросила трубку. Самое странное было то, что по дыханию невозможно определить, кто же именно тебе звонит».

И зачем ему это? Очевидно, чтобы тень не промокла. В начале ХХ века James Matthew Barrie разлучил мальчишку Питера Пэна с его тенью, после чего произошла знаменитая история с попыткой приклеить ее мылом, знакомством с Венди и путешествием в Нетландию. Для нас важно то, что Пен не хочет взрослеть. И ещё он смотрит на мир под другим углом, именно поэтому ему удается победить Капитана Крюка. Вот именно за победой на «Капитанами Крюками» и нужны хеппененги.
Чтобы остаться собой, чтобы не давать окаменеть своему уму и сердцу. Чтобы несерьёзно относится к серьёзным вещам и наоборот, чтобы спорить, менять мир, переворачивать головы и взгляды.



07.

Это только кажется игрой, забавой. Но Allan Kaprow был теоретиком. Учёным. А его учителем был John Cage. Тот самый, что смутил весь мир за 4 минуты и 33 секунды. Оба они преподавали, писали теоретические труды, были известными людьми. И это не мешало им заниматься «безобразием»: клеить по всей комнате огурцы или говорить, что музыка — это тишина. С великих нужно брать пример, потому попробуйте провести хеппенинг прямо сейчас: сосчитайте ворсинки на ковре, подчеркните в библиотечной книжке все слова на букву «ф» или просто лягте на пол в общественном месте. Мы гарантируем — мир повернётся к вам неожиданной до сих пор стороной.

Allan Kaprow

«Годами я пытался поймать на солнце свою тень, чтобы положить ее в карман на случай дождя»